м. Чернышевская,
ул. Восстания, дом 30
12@12kollegiy.ru
Детские (ненормативные) психологические кризисы

Детские (ненормативные) психологические кризисыПсихологические кризисы можно разделить на нормативные и ненормативные. Нормативные кризисы предсказуемы, через них, как правило, проходят все люди, они протекают в определённый возрастной период (например кризис 3-х лет) или при определённом изменении социальной ситуации (например начало учебной деятельности). Ненормативные кризисы происходят неожиданно и возникают не у всех людей.

В детском возрасте, как и во взрослом, также случаются неожиданные трудные ситуации, которые приводят к кризисным переживаниям. Но эти кризисные переживания имеют свою специфику, определяемую особенностями развития. Основными причинами возникновения ненормативных детских кризисов являются:

1) смерть близкого человека, объекта привязанности;

2) развод родителей;

3) тяжёлая соматическая болезнь;

4) длительная разлука с родителями;

5) насилие.

Рассмотрим протекание ненормативного детского кризиса через призму трёх составляющих: когнитивная, эмоциональная и поведенческая.

Когнитивная составляющая

В силу недоразвития процессов мышления и речи дети не всегда способны осознать, что именно происходит, и выразить это. Детям не всегда удаётся соотнести своё актуальное эмоциональное состояние и поведенческие реакции с ситуацией, имевшей место некоторое время назад. Не всегда удаётся структурировать события и выявить причинно-следственные связи. Осложняется это тем, что родители, люди, которые ранее помогали в структурировании мира, сейчас тоже могут быть включены в эту кризисную ситуацию и не обладают достаточными психическими ресурсами, чтобы найти в себе силы объяснить ребёнку, что именно происходит, почему изменилась их жизнь, что значат те или иные события. В некоторых случаях родители табуируют обсуждения кризисной ситуации с целью обезопасить ребёнка, «не бередить раны». Вследствие такого ухода от болезненных тем ребенок остается наедине со своими мыслями, с которыми чаще всего не всегда способен разобраться. Это может повлечь за собой формирование новых убеждений, ведущих к еще большей деструктуризации окружающего мира. В психологической работе с детьми в кризисной ситуации довольно часто используют методы арт-терапии, позволяющие переработать эмоциональную составляющую, которая актуальна для ребёнка, но в данный момент в силу ряда причин недоступна для осознания и/или вербализации.

Эмоциональная составляющая

Дифференциация собственных эмоций и переживаний – процесс сложный, трудоёмкий и формируется постепенно в ходе онтогенеза. В результате детям не всегда понятно, что именно с ними происходит, свои эмоции они зачастую делят на положительные и отрицательные, а точнее, на приятные и неприятные. Своё состояние они могут описывать фразами «мне плохо» или «мне так не нравится». Задачей взрослых становится разведение и объяснение ребёнку его состояния: боль, страх, обида, гнев, отчаяние и т.п. Как правило, в кризисных ситуациях дети испытывают следующий спектр эмоций:

1. Чувство незащищённости и беспомощности.

Ощущение безопасности и субъективного контроля ситуации являются одними из базовых компонентов гармоничного развития психики ребёнка. В результате травмирующих событий эти компоненты нарушаются.

2. Чувство тревоги, страхи.

Кризисные ситуации случаются неожиданно, представляют собой сильные перемены в жизни. Мир принёс ребёнку неожиданные изменения, которые ему очень не нравятся, следовательно, он становится более настороженным, появляется / увеличивается страх, что могут произойти новые неожиданные изменения, которые будут столь же неприятны, как и предыдущие. Отсутствие предсказуемости повышает уровень тревожности.

3. Чувство стыда.

Чувство стыда – социальное чувство, основанное на предположении об оценки окружающими своих действий, ситуации, в которой находишься. Поскольку обсуждение горя с окружающими, как правило, табуируется, то возникает ощущение собственной инаковости, непохожести на окружающих детей, а, следовательно, «хужести».

4. Чувство обиды.

Дети воспринимают окружающий мир в упрощённой модели, которая предполагает в том числе, что «мир справедлив» Как раз в результате ощущения нарушения этой справедливости и возникает чувство обиды. Чувство обиды может иметь объект, на который направлено, например, обида на родителей, которые разводятся. А может и не иметь конкретного объекта. «Это нечестно!» –типичная детская фраза.

5. Чувство вины.

Чувство вины довольно часто сопровождает жертв насилия, и физического, и сексуального, и психического, вне зависимости от возраста жертвы. Это чувство регулярно сопровождает переживание утраты близкого человека. Один из возможных механизмов формирования столь неожиданной, на первый взгляд эмоции, для кризисных ситуаций выглядит следующим образом: я в чём-то виноват → я мог что-то изменить → я могу на что-то влиять → в дальнейшем я могу повлиять на события и избежать аналогичных ситуаций. Также чувство вины у детей возникает особенно часто в силу присущего детскому возрасту эгоцентризма мышления, восприятие себя как изначальной точки отсчёта, первопричиной всего происходящего, а, следовательно, и причиной данной сложной ситуации. Так, например, дети могут испытывать чувство вины при разводе родителей: «Если бы я лучше учился, я бы не расстраивал родителей, они бы не ссорились и поэтому не развились бы».

Поведенческая составляющая

Поведенческий репертуар реагирования в кризисных ситуациях весьма разнообразен:

Регрессия.

Регрессия предполагает возвращение человека на более ранние стадии развития психики, когда он чувствовал себя комфортнее и безопаснее. У детей это может проявляться в появлении энуреза или сосании большого пальца, участившиеся капризы, повышение тональности голоса, инфантильные интонации речи.

Протестные реакции.

Поскольку окружающая среда меняется и меняется непредсказуемо для ребёнка, то с целью достижения субъективного контроля над ситуацией и повышения предсказуемости ребёнок может перестать слушаться родителей, учителей, делать всё наперекор, капризничать.

Демонстративное поведение.

В основе демостративного поведения лежит потребность привлечения внимания к себе, к своему состоянию, к своим проблемам. Например, дети начинают нарушать правила таким образом, чтобы это обязательно заметили взрослые.

Гетероагрессивное поведение.

В кризисной ситуации внутреннее напряжение накапливается и зачастую находит выход в агрессивном поведении. Агрессивное поведение, как правило, направлено на сиблингов, сверстников, неодушевлённые предметы. Проявляется оно в учащающихся драках с ровесниками, сознательной порчей вещей.

Аутоагрессивное поведение.

При возникновении сильного чувства вины, возникает потребность наказать себя. Ребёнок начинает чаще обычного травмироваться, натыкаться на углы в квартире, ошпариваться кипятком. Самонаказание не является осознанным, эти действия происходят «случайно».

Травматические игры.

Дети в игровой форме воспроизводят травматическую ситуацию. Такие игры носят регулярный характер, не изменяются, сопровождаются негативными эмоциями детей. Игра «перезахоронение» является примером травматической игры. Дети находили и хоронили умерших крыс, птиц, кошек и собак. Потом раскапывали могилы мёртвых животных и хоронили в новых местах. Действия происходили в Грузии вскоре после геополитических конфликтов (1991-1993 гг.). Подростки, игравшие в эту игру, были беженцами, которые в период переездов в более безопасные регионы наблюдали, как многие люди умирали и взрослые хоронили их прямо у дороги, обещая непременно вернуться и перезахронить их на родной земле (Сарджвеладзе и др., 2005).

Нарушение сна.

Повышенный уровень тревожности приводит в том числе и к тому, что детям становится сложно засыпать одним, без родителей, или без света. Страхи проявляются в ночных кошмарах.

Психосоматические заболевания.

Такие заболевание как бронхиальная астма, энурез, логоневроз, нейродермит носят зачастую психосоматический характер и нуждаются в лечении не только соматический симптоматики, но и психологической причины. Важно помнить, что поведение человека носит комплексный характер. Приведённые выше типы поведения (регрессия, протестная реакция и т.д.) являются частью схемы. А схемы, как известно, не описывают реальность во всей её сложности и полноте. В реальном поведении ребёнка можно увидеть одновременно многие, или даже все вышеперечисленные типы реакций.

Маша, 5 лет. После появления в семье новорожденной сестры огорчилась тому, что родители стали меньше уделять ей внимания. Как следствие, через какое-то время, девочка начала часто болеть, требуя родительского ухода, стала хуже слушаться родителей, капризничать, отказывается иногда ходить в детский сад. В детском саду тоже на неё начали чаще жаловаться воспитатели: отказывается ложиться спать во время «тихого часа», чаще ссорится с другими детьми, может подраться.

В связи с тем, что дети сами не всегда понимают, что с ними происходит, а, следовательно, не могут ни объяснить окружающим своё поведение, ни отрегулировать его, окружающие взрослые зачастую неверно трактуют поведение детей, тем самым усугубляя ситуацию. Например, учитель в школе, отметив, что ученик стал сосать большой палец на уроках, может начать пытаться корректировать это поведение, привлекая внимание одноклассников этого ученика к этому факту, тем самым только усугубляя ситуацию. При работе с детьми важно помнить, что девиантное поведение является признаком того, что ребёнок нуждается в первую очередь в помощи, а не наказании.

Другой отличительной чертой протекания кризиса у детей является сильная зависимость от восприятия этой ситуации другими людьми – в первую очередь родителями. Дети во многом познают мир (структурируют события, оценивают их – «хорошо/плохо», «нормально/ненормально»), ориентируясь на оценки своих родителей. Причём важна реакция родителей, как вербальная, так и невербальная. В связи с этим протекание кризиса у ребёнка очень сильно зависит от отношения к событию, которое вызвало этот кризис, родителей. Например, если семье умирает один из супругов и второй родитель, озабоченный состоянием ребёнка, отправляет его на приём к психологу, то работа с ребёнка будет менее эффективна, если сам родитель тоже не воспользуется услугами психологом. В связи с тесной эмоциональной связкой между детьми и родителями, дети часто «отзеркаливают» эмоциональное состояние своих родителей, даже в случае, если последние не вербализуют своих переживаний. Или тяжело переживая серьёзное соматическое заболевание своих детей, родители, сами того не ведая, могут вторично стигматизировать своих детей.

Протекание кризиса у детей может осложняться тем, что дети с, одной стороны, не всегда понимают, чем именно вызвано их поведение, а, с другой стороны, находятся в зависимости от взрослых. Отреагирование психотравмирующих ситуаций у детей может принимать асоциальные формы, взрослые, не видя в этом симптома, стараются просто купировать эти проявления. Например, запрещают сосать большой палец на руке, наказывают за драки с ровесниками. И не предлагая альтернативных способов выражения своих эмоций, не дают возможности ребёнку отреагировать кризисную ситуацию.

Таким образом, ненормативные кризисы возникают, как у взрослых людей, так и у детей, и ведут к переструктурированию картины мира и представлений о себе.

Алла Жуковапсихолог Центра Тренинга и Консультирования «12 коллегий».

Коллективная монография: "Психология кризисных и экстремальных ситуаций: агрессия и экстремизм; индивидуальные кризисы". под ред. Хрусталёва Н. С. (в печати)